Россия 2014. Прорыв через кризис.

блог Валерия Зубова

Блог Сибирь Комментарий Экономика Демократия Технологии Контроль Правосудие Рекомендую Комментарий_регионы_ру Видео

Редакция сайта

Дайджест Regions.ru: февраль 2015

6 февраля: «Вся эта трагическая история — своего рода проверка на моральную „вшивость“»

Событие: В Петербурге случилась история, вызвавшая шквал возмущения по всей стране. Пожилая женщина, блокадница, рассчитываясь на кассе в супермаркете «Магнит», не выложила для уплаты три пачки масла. По всей видимости, она про них просто позабыла — они были закрыты ее сумкой. Заметим, это довольно распространенная ситуация — с ней сталкивался практически каждый из нас. Однако сотрудники магазина, вместо того чтобы в рабочем порядке решить вопрос, осознанно пошли на его обострение. На видеозаписи видно, что женщина на месте у кассы предлагает рассчитаться, у нее руки трясутся, но сотрудники магазина отказываются, обвиняют ее в краже и вызывают наряд полиции. Поскольку документов у нее при себе не было, старушку (ей был 81 год) доставили в отделение. Там ей стало плохо. Полицейские вызвали ей «скорую», однако врачи спасти пенсионерку не смогли.

Валерий Зубов: Я бы даже рассмотрел здесь самый предельный и неприятный вариант: давайте допустим даже, что старушка и правда пыталась вынести это масло, не заплатив за него.

Люди, воспитанные блокадой — это особый тип людей. Я знаком со многими блокадниками и знаю, что они несколько отличаются от нас своей, скажем так, повышенной щепетильностью. Украсть для них — это что-то совершенно немыслимое. И если все-таки 80-летняя старушка украла эти пачки, то скорее всего она была в состоянии очень сильного стресса. Все, что происходит в последние месяцы с ценами на наше продовольствие, у пожилых людей вызывает просто панический ужас. И все здравомыслящие люди должны это понимать. 

Конечно, плохо делать для кого-то исключения из правил, учитывая, что закон един для всех. Но всегда нужно стараться делать какие-то допуски, своего рода скидки морального характера — для очень пожилых людей, для детей, женщин, инвалидов. И вот в данном случае я считаю, что работники магазина поступили очень нехорошо. Надо было замять эту историю как можно быстрее, — вплоть до того, чтобы просто отдать женщине эти три куска масла. 

В фильме Леонида Быкова «Аты-баты, шли солдаты» есть эпизод, когда один солдат отослал в посылке домой два куска мыла. Нравственный смысл этого поступка там очень хорошо подан, и я думаю, тот, кто его видел, никогда бы так не поступил с этой бабушкой, не проявил бы такой педантичности и черствости. К старшим, особенно в сегодняшней ситуации, надо относиться бережней, внимательней. У них уровень жизни обваливается сегодня на 20-30%, — они не могут себе позволить многое доступное еще вчера. Разве можно все это не учитывать? 

Другой момент. Зачем полиции, которая могла во всем разобраться на месте, понадобилось забирать женщину в участок? Она что, какой-то рецидивист, насильник, ее действия несли в себе угрозу для окружающих?! Вот это уже за пределами разумного. 

Думаю, что никакой уголовной ответственности сотрудники магазина и полицейские не понесут, поскольку закон они вряд ли нарушили. Но они должны хотя бы набраться мужества принести публичные извинения за свой вопиюще безнравственный поступок.

Вся эта трагическая история — своего рода проверка на моральную «вшивость».

12 февраля: «Сегодня любое смягчение ответственности за незначительные правонарушения — это уже благо»

Событие: Депутат Госдумы от «Единой России» Ирина Яровая подготовила законопроект, предлагающий вывести из уголовного законодательства совершение краж с ущербом менее 5 тыс. руб. и отнести их к административным правонарушениям

Валерий Зубов: Мне кажется, впервые депутат Яровая предлагает смягчить меры. А то все «увеличить сроки», «предусмотреть уголовную ответственность» и т.д. Поэтому радует уже то, что эта ее инициатива, и само предложение мне тоже нравится. 

Впервые, кажется, я одобряю предложенное Яровой.

Что касается порога ущерба, ограждающего от уголовной ответственности, то это уже вопрос второстепенный. Сегодня любое смягчение ответственности за незначительные правонарушения — это уже благо. А 5 тысяч рублей или 4,5 — это уже второй вопрос.

Насчет повторного хищения у меня четкого ответа пока нет: это нужно обдумать. Если брать недавний случай с блокадницей, задержанной по подозрению в воровстве масла, то я уверен, повторно она бы в любом случае на это не пошла. Ее действия наверняка были продиктованы какой-то стрессовой ситуацией, в которой она на тот момент оказалась — возможно, из-за резкого скачка цен на продукты питания.

Ну а общественно-полезные работы, насколько я знаю, уже предусмотрены нашим уголовным законодательством. К примеру, Александр Лебедев, который подрался с Полонским на телевидении — ему же потом присудили общественно-полезные работы. В принципе, не будет, наверное, ничего плохого, если мы предусмотрим такой вид ответственности и в нашем административном законодательстве.

17 февраля: «Видимо, товарищ Пашкова предполагает, что она лучше родителей знает, какие имена детям подойдут»

Событие: В России хотят запретить давать детям «странные» имена. Соответствующий законопроект, подготовленный в совете партии «Родина» при Госдуме РФ, поддержала сенатор Валентина Петренко. Разработчик проекта, адвокат Виктория Пашкова: «Важно, что это не излишняя мера по ограничению родительских прав — это вопрос, всегда ли такая свобода соответствует интересам ребенка, — считает она. — Нужно предотвратить только экстраординарные случаи».

Валерий Зубов: Видимо, товарищ Пашкова предполагает, что она лучше родителей знает, какие имена детям подойдут, за какие будут насмешки и так далее.

Должен сказать, что я сам столкнулся примерно с такой же ситуацией. В 1953 году меня собирались крестить и выбирали имя. Предполагалось, что меня назовут Иваном — в честь деда, погибшего на войне. На мой взгляд, это было бы и логично, и правильно: я бы гордился этим именем. Но уже перед заходом в церковь одна из моих бабушек выразила опасение, а не будут ли их внука дразнить «Иванушкой-дурачком». А другая вспомнила, что тогда в моду входило имя Валерий. И тут нас позвали на таинство крещения — обдумывать было некогда. Так я стал Валерием. Обратите внимание: Валериев, рожденных в первой половине 50-х, действительно очень много. И я настолько переживал обстоятельство, связанное с этим решением, что у меня и сын, и внук — оба Иваны. Ошибка была исправлена. 

Хочу сказать, что товарищу Пашковой надо быть как-то поскромнее. К примеру, в революционные времена каких только имен не было, и в результате мы даже не догадываемся сегодня о революционном происхождении некоторых из них. Хотя, конечно, были и сверходиозные имена, которые люди старались потом поменять. 

Сейчас вот в моду входят старые имена: Иван, Платон, Кирилл, Матвей. Разве это плохо? Мне как раз именно такие имена нравятся среди не совсем обычных имен. 

Поэтому я думаю, что не надо вообще в эту тему лезть. Родители знают, с какими именами их детям будет приятней идти по жизни. Есть родители, тяготеющие к распространенным именам, таким как Игорь, Александр, Николай. Некоторые стараются соблюдать какие-то исторические или семейные традиции, хотят, чтобы дети наследовали имена своих предков. 

Но даже если ребенок получает от родителей какое-то экзотическое имя, это вовсе не значит, что все в его жизни пойдет вкривь и вкось. 

Не исключено даже, что это экзотическое имя попадет в учебники, на страницы СМИ, если человек добьется чего-то необычного в жизни. 

Разве можно себе представить, чтобы имя ребенку определяли сотрудники ЗАГСов или органов опеки?! Поэтому предлагаемый законопроект поразителен по своей нелепости, и если он все-таки в Думу поступит, то будет сразу же провален.

24 февраля: «Февральские события оказались мелкотравчатым заговором»

Событие: Приближается годовщина (98 лет) беспорядков в Петербурге, которые вошли в историю как Февральская революция. Они начались 21 февраля (6 марта н.ст.) с погромов булочных на Петроградской стороне и стихийных шествий с криками «Хлеба! Хлеба» — а закончились 2 марта (15 н.ст.) отречением императора и переходом власти ко Временному правительству.

Валерий Зубов: По большому счету, февральские события нельзя назвать революцией. Это был верхушечный переворот. Он действительно подтолкнул царя, уже находившегося в беспомощном состоянии, к решению отречься от престола и дать свободу действий новому правительству.

Да, это было вполне демократично избранное правительство, но у него не было миссии, не было понимания, что делать. Люди, пришедшие к власти, пытались проводить политику, которая в глазах населения ничем не отличалась от той, что проводилась ранее. Между тем армия постепенно деградировала. И если бы у правительства хватило исторического понимания необходимости выйти из войны (а положение России на тот момент не было таким уж угрожающим с военной точки зрения), ситуация была бы не столь критической. Но не хватило духу. 

Февральские события оказались мелкотравчатым заговором, который в свою очередь принес стихию, а стихия постепенно стала выталкивать на поверхность все более экстремистские группы и все более экстремистскую повестку дня. А взятые большевиками на вооружение лозунги «Мир — народам!» и «Землю крестьянам!» сработали очень сильно, поскольку в той ситуации вопрос войны и мира звучал актуальней всего. И события октября 1917 года привели уже действительно к революции, к захвату власти людьми, которые знали, что им делать. 

Думаю, февральские события так и останутся в истории верхушечным переворотом, приходом к власти на смену слабым правителям таких же слабых людей.


26 февраля: «Ряд наших госкомпаний ведут себя по сути как крысы, бегущие с тонущего корабля»

Событие: Российские госкомпании, давно уже ставшие в народе синонимом непомерной роскоши, в кризис, похоже, больше всего бояться утратить именно эту часть своего имиджа. Пока вся страна ищет способы сэкономить, государство урезает инвестиции, а от самих титанов Российской экономики требует «сокращения расходов», госкомпании по-прежнему тратят баснословные суммы на люксовые подарки, элитный алкоголь, сверхдорогую аренду авто и прочие, казалось бы непозволительные в кризис, покупки.

Валерий Зубов: Ну во-первых, все материнские компании, будучи даже убыточными, тем не менее «вваливают» себе огромные доплаты. Поэтому-то и материнские компании ведут себя так же, как и их дочерние структуры.

Дело в другом, и я, к сожалению, должен это отметить как важный момент. Подобные действия ряда наших госкомпаний невольно вызывают ассоциации с крысами, бегущими с тонущего корабля. А ведь это те люди, на которых в сегодняшней ситуации вполне резонно рассчитывает президент страны. Но они своим поведением не то что не поддерживают президента и правительство, а стараются урвать как можно больше, руководствуясь внутри себя принципом: ну и пусть Президент потом отвечает.

Практические все крупные госкомпании сегодня убыточные. Тем не менее, они выплачивают себе такие заработки, такие бонусы, что даже говорить о них становится неприлично. 

Это не следует обсуждать сейчас в финансовых терминах — это надо обсуждать уже в терминах морали. 

Вы получили от президента возможность стать богатыми людьми, а теперь, когда у него возникли сложности, вы его своим поведением, раздражающим население, «сдаете», дискредитируете.

Трудно представить, как можно регулировать всю эту проблему законодательным путем, когда, как я уже сказал, крысы побежали с корабля и стараются захапать все, что пока еще могут хапнуть.