Россия 2014. Прорыв через кризис.

блог Валерия Зубова

Блог Сибирь Комментарий Экономика Демократия Технологии Контроль Правосудие Рекомендую Комментарий_регионы_ру Видео

Валерий Зубов / депутат Госдумы

А дождь идёт...

Почти никого ситуация с «Дождем» не оставляет равнодушными. Даже тех, кто вроде бы его не смотрит. Удивительно грустно событие напоминает историю с Александром Солженицыным и Иосифом Бродским. Без сомнения, дело не дойдет до тюрьмы и даже до высылки – времена вносят коррективы в формы сведения счетов. Но от апелляции к «требованиям народа» по спине бежит холодок.

 

Конечно, дело не в том вопросе, который был задан этим каналом относительно блокады Ленинграда. Сильное, здоровое, уверенное в себе общество не может бояться никаких вопросов. То общество, в котором есть табу на какие-то вопросы, имеет незавидное будущее. В конечном счете, вся наука как двигатель прогресса состоит из несвоевременных, наивных, глуповатых, провокационных вопросов. И общество по мере своего развития корректировало оценки своей истории. Можно ли было до 1953 г. произнести вслух, да что там вслух – просто подумать, – что система управления страной, замешанная на тотальном страхе, стоила нам миллионов жизней в самом начале Великой войны? Просто потому что всезнайки-вожди профукали начало войны, не доверившись своим же разведчикам и послам, элементарному здравому смыслу. И повязали по рукам и ногам командиров на передовой которые как-то могли смягчить катастрофу. Лишь в конце пятидесятых Сергей Смирнов начнет компанию за реабилитацию вышедших из плена. Его великой книге «Брестская крепость» дадут-таки Ленинскую премию, но чуть позже, а сначала запретят.

Это непрерывная работа – уточнять свою историю, разгребать наносы официальных точек зрения, которые всегда в интересах как раз тех «начальников», которые совершили ошибки по неумению или преступления по трусости.

И в одном ряду с этими ошибками и преступлениями те, кто пытается наложить табу на высвечивание темных страниц в национальной истории, имеющие место в истории любого народа. Поставить в рамки тех, у кого хватает мужества не бояться этой работы - двигать страну вперед. Те же, кто хотел бы, чтобы его личный страх разделило как можно больше соотечественников, делают очень неблагодарную, близкую к подлости работу. Они толкают нас на обочину истории, они мешают нам двигаться так, как наш национальный талант и возможности позволяют нам это делать. Через культивирование страха они стараются привить нам куцый взгляд на нашу историю. Заморозить ее в официальных оценках сталинского курса ВКП(б).

 

Но и не об этом я в этот раз. Я даже не о том, кто все-таки реально стал вырубать телеканал «Дождь». Не любитель я конспиративных сюжетов и домыслов. Для меня всегда было так: виноват тот, кто исполнил команду. Врач никогда не сможет выполнить команду заведомо неправильно провести операцию, а учитель натаскивать ученика на заведомую подлость. Это универсальная максима. Не готов в нее вписаться – освободи место. В любом случае, «тут про таких не поют». И я даже не задаюсь вопросом, почему прокуратура и антимонопольный комитет не занялись расследованием факта массового и демонстративного нарушения законодательства, в результате которого миллионы граждан страны перестали получать уже оплаченную услугу. Это же все-таки наша прокуратура, какой с нее общественный спрос? 

Только один момент: если государство сознательно поощряет или покрывает нарушение закона оно не может рассчитывать на законопослушное поведение рядовых граждан.

 

А теперь о главном, об экономической стороне вопроса  – на примере "Дождя". 

В чем основная причина того состояния российской экономики, в котором она оказалась: фактическая остановка экономического роста, практическая девальвация рубля, за которой неизбежно двинется вверх инфляция, отрицательный вклад в бюджет всех отраслей, кроме углеводородного и торгового секторов, нарастающий бюджетный дефицит на региональном уровне, двинувшаяся в гору безработица и близкие к обнулению инвестиции?… Все это следствие двух основных пересекающихся факторов.

 

Во-первых. Российская экономика не генерирует новых продуктов, а старые выдыхаются, т.е. становятся все менее конкурентоспособными либо по качеству, либо по цене. Экономике не хватает подвижности (это часто называют инновационностью). Объясняется это просто – не выгодно.

 

Запуск нового продукта всегда риск. Странные эти товарищи, потребители, все им чего-то не так. Банкиры привередливы: обоснуй да докажи, да еще что-нибудь заложи. А еще эти, конкуренты окаянные со всех сторон: только пристроишься получать отдачу от вложенного, а они уже что-то новое, более интересное придумали. Такова предпринимательская жизнь! Но только в результате странных мысле- и телодвижений этих чудаков-авантюристов у нас появляется смысл ходить в магазины или щелкать кнопочки на компьютере. А еще получать зарплату, либо напрямую, либо от отчисляемых ими налогов. Разговоры про 25 млн. новых рабочих мест ведутся давно. А кто должен создать эти новые рабочие места? Нефтегазовый сектор? И много он их насоздавал за 15 тучных лет? Да там занято – то всего чуть больше одного миллиона человек. Госкомпании? РЖД сокращает. «Ростехнологии» сокращают. На АвтоВАЗе, к примеру, на 10%. Конечно, можно и дальше наращивать численность в госаппарате или силовом блоке, но для этого необходимы налоги… 

«Дождь» реально создал новые современные места как раз для молодежи. Немного, но создал. А не сократил.

 

 

Во-вторых. Рыночная экономика не может существовать без договора между участниками производственной цепочки, защищенного государством. Защита граждан и продукта их труда, в том числе бизнесов – главная государственная функция

 

Нет другого способа выскочить из падающего тренда российской экономики, который все более устойчив, иначе как все-таки не мешать бизнес-процессам. Но главное четко следовать правилу «собственность – это свято». Тогда есть интерес наращивать эту собственность через придумывание новых продуктов, через ошибки в выборе технологий и форм организации производства… Какими бы изощренными не были способы удавливания бизнесов (самый тупой – прямое «убийство»:– ни сам, ни гам, ни тебе не дам!) – государство всеми фибрами своей души, административными и законодательными возможностями должна на корню пресекать подобную форму воровства.

 

Как у каждого продукта у «Дождя» есть специфика – это продукт общественный. Политизированный и даже оппозиционный. Порою круто оппозиционный и даже маргинально. Для современного развивающегося общества - нормально. Для властей, если оценивать близоруко, канал неудобен. Но удобность – опасная ловушка. Без оппозиции власть не может быть устойчивой по определению. В конце-концов оппозиция – это разновидность боли, которая предупреждает о возможном начале серьезного заболевания. Это такой сигнал, который нам как шанс выписывает природа. И на общественный организм это распространяется в полной мере.

Хотите жить без оппозиции – будьте готовы внезапно столкнуться с четвертой стадией.

 

В заключение немного высокой материи из учебников. Отделение собственности (читай, бизнесов) от власти – решающее условие того устойчивого тренда прогресса, который стал определяющим для «европейского» типа развития, и который уже пятьсот лет определяет мировую экономическую динамику. И нет ни одного примера, когда бы хоть близко по эффективности сработала иная модель развития. Рывки наблюдались, но довольно быстро захлебывались. Весь юго-восточный «зверинец» («тигры», «драконы») добивается успеха только в той мере, в которой заимствует основы европейской модели. И в России история аналогична.

 

Как только мы начинаем приспосабливать европейские принципы взаимоотношений власти и бизнеса, дела у нас идут в гору. Как только начинаем применять мичуринские методы, пытаясь отменить законы генетики применительно к общественному устройству, моментально скатываемся на обочину.

 

Нет, не умное, не государственное, не национально-ориентированное решение вынашивается по отношению к «Дождю». Точнее, по отношению к отечественной экономике, а еще точнее к миллионам своих сограждан.