Россия 2014. Прорыв через кризис.

блог Валерия Зубова

Блог Сибирь Комментарий Экономика Демократия Технологии Контроль Правосудие Рекомендую Комментарий_регионы_ру Видео

Валерий Зубов / депутат Госдумы

Государство настроено жить сегодняшним днём

Если из двух пунктов навстречу друг другу по одной магистрали вышли два поезда, то вопрос только времени, когда они столкнутся. Если в стране проводится две противоположные финансовые политики, то только вопрос времени, когда жители обнаружат результат в своих кошельках.


Май 1995 года. Правительство принимает решение о введении "валютного коридора". Цель - ограничить инфляцию через принудительное сдерживание падения курса рубля, с надеждой, что таким образом можно будет сдержать инфляцию, что в свою очередь подстегнёт инвестиции и, как очевидное следствие, приведёт к экономическому росту.

Параллельно парламент страны пачками выпускает решения об увеличении государственных расходов. Один только закон о ветеранах увеличил бюджетные обязательства почти наполовину.

Два поезда двинулись навстречу друг другу.

Удивительная настойчивость государственной власти при принятии своих решений игнорировать интересы главного действующего лица - налогоплательщика.

В течение месяца стало очевидным, что экспортёрам невыгодно при данном курсе обменивать валюту на рубли. Они начинают сдерживать экспорт и использовать своё законодательное право на 180-дневную отсрочку по возврату в страну выручки, полученной за рубежом.

Расчёт прост: в течение 6 месяцев инфляция всё равно своё возьмёт, тогда можно будет и обменять доллары на большее количество обесцененных всё-таки рублей и расплатиться ими по зарплате, с поставщиками и... по налогам. То есть бюджеты автоматически подвисли на полгода по доходам. К ноябрю следовало ожидать задержек по платежам из бюджета, в первую очередь – на зарплату. Что и произошло. А как иначе, если Аннушка уже разлила масло?

Здесь интересно, что первыми обратили внимание на то, в каком направлении будут развиваться события, в регионах. Это не трудно было сделать, так как железнодорожники завопили о снижении заявок на поставку вагонов, при том, что до этого момента был устойчивый дефицит вагонов.

Автору этих срок представилась возможность в те времена проиллюстрировать ситуацию премьер-министру и председателю Центробанка. И оба с расчётами согласились. Правда, действий не последовало. Минфин у нас сильнее всех регионов вместе взятых. В октябре 1995 года начались массовые задержки по выплатам из бюджета. И прекратились они только после дефолта 1998 года, который "снизил" реальные зарплаты в два раза.

2012-2013 годы. На федеральном уровне (майские указы президента, принятый парламентом закон о федеральном бюджете на 2014-2016 годы) существенно увеличены обязательства регионов, в первую очередь по зарплатам бюджетников.

Отвлекаемся от правового аспекта проблемы: согласно бюджетному кодексу, если, к примеру, на федеральном уровне принято решение об увеличении расходов, то федеральный уровень и должен в полной мере выделить средства для покрытия этих расходов. В наше бурное время не до юридических изысков. Пока федеральный бюджет выделил примерно десятую часть от этой потребности.

В какую форму облачено это повышение? В самую благородную: зарплата основных категорий бюджетников должна вырасти до средней по региону. А у врачей даже превысить в два раза.

Опять же отвлекаемся от таких "мелочей", как то, что в ряде регионов зарплату бюджетников придётся понижать, так как она выше средней региональной. И именно этот факт отразила журналистка из Курганской области на последней пресс-конференции с президентом, когда высказала озабоченность, что врачи и учителя двинулись из её региона в Тюменскую область.

Как, впрочем, можно на некоторое время проигнорировать банальное положение основ экономической политики, основанное на драматических исторических фактах, что нельзя привязывать доходы крупных социальных групп к уровню инфляции (это у нас заложено в системе пенсионных выплат) или к доходам других социальных групп. Это предпосылка неудержимой инфляции.

Есть смысл об этом напомнить более подробно, но в следующий раз.

Здесь констатируем: бюджетные изменения заложили основу не просто для текущего дефицита бюджета, они создали дефицитный поток.

Дан старт межпрофессиональной конкуренции по зарплатам: повышение зарплаты бюджетникам (что есть скрытая заявка на увеличение налогов или кредиты, так как реальное производство не растёт) – необходимость повышения зарплат металлургам и шахтёрам (давление на прибыль переживающих непростые времена предприятий реального сектора) – дальнейшее снижение инвестиций и отчислений от налога на прибыль в региональные бюджеты – необходимость в силу закона повышать зарплату бюджетникам....

Что уже имеем?

  • На октябрь 2013 года у 30 регионов накопленная задолженность превысила 30 процентов годовых доходов бюджета
  • У 15 – она выше 50 процентов.
  • Это половина из 83 регионов страны.
  • В Мордовии с учётом взятых кредитов бюджетная задолженность приближается к 200 процентам. Дефицитны и металлический Красноярский край, и углеводородная Тюмень.

По прогнозам S&P, к 2015 году долг консолидированного бюджета регионов как минимум удвоится. И это, повторимся, не разовый долг, а поток накапливаемого долга. В течение 2014 года будут исчерпаны все резервы сокращения региональных инвестиций. Скорее всего, ещё до лета перекроются возможности кредитования бюджетных дефицитов.

В конце концов кредит - благо только в случае перспективы роста доходов, неважно, производственного ли проекта, бюджетных ли поступлений. В противном случае кредит - прелюдия к ситуации, которую мы пережили жарким летом 1998 года. С той лишь разницей, что 15 лет назад основной кредитный удар приняла федерация (ГКО), а теперь козлом отпущения назначены регионы.

Дальнейшая развилка столь же проста в теоретическом описании, как драматична в практической реализации. Приведение расходных обязательств в соответствие с возможностями, то есть отмена заведомо невыполнимых государственных обязательств – на сегодня нереалистичный вариант. Инфляция и рост безработицы – малоприятный, но более вероятный сценарий. Тотальные задержки по выплатам по зарплате и другим первоочередным бюджетным обязательствам – это мы проходили и, скорее всего, этот путь будет повторен.

Федеральный локомотив непродуманных обязательств со всей своей мощью двинулся навстречу региональному локомотиву объективных возможностей. И особого значения не имеет, кто выглядит круче, пока они неизбежно не сойдутся.

Резюме: почему всё это произошло? Решения принимались на предположении, что экономический рост, а значит, и возможности увеличения бюджетных расходов будут продолжаться вне зависимости от наших усилий. Но расплата за ошибочную программу выхода из кризиса 2008-2009 годов наступила заметно раньше.

Сегодня экономика остановилась, и всем, кто когда-либо пользовался велосипедом, абсолютно ясно, что будет происходить дальше. Не решив общеэкономические задачи, занятия бюджетным популизмом будут дорогого стоить. Наркотик медицинский ли, финансовый ли – он и есть наркотик.

Можно ли что-то ещё исправить? Нет, это в корне бы противоречило нашим национальным особенностям "не учиться даже на своих ошибках". Ждём, пока шишка на лбу подрастёт. Дежавю...

 

Температура - 36,6

Центральный Банк РФ заявил о прекращении валютных интервенций, нацеленных на поддержание курса рубля. Курс рубля в течение двух недель просел примерно на полпроцента.

Вспомнили, что за 2013 год падение его составило около 10 процентов. Интервенции возобновились. Падение не остановилось. Население завалило экспертов вопросами, в чём хранить сбережения, хотя и так ясно, что не в рублях. Эксперты распрогнозировались на тему, что же дальше. Хотя опять же ясно – рубль будет падать. Хотя бы уже потому, что абсолютно непонятно, что же собирается делать правительство.

На Гайдаровском форуме премьер принципиально обошёл стороной эту тему, по традиции сделав упор на описании событий, без каких-либо намёков на предполагаемые действия. Да и в других выступлениях тема не прозвучала.

Зампред ЦБ дала определение экономическому положению вещей: "стагфляция". Через три дня её непосредственный начальник с данным определением не согласилась. Так сказать, широкая либеральная дискуссия.

Прошедший год игрались в "угадайку" по темпам экономического прироста. Прирост устойчиво снижался. Теперь игра пошла на наиболее красивое название тому, что происходит в российской экономике.

Даже если кризиса не было, его точно наговорят.

 

Совершенно отчётливо желание наших экономических властей, чтобы дискуссии замерли на теме "переводить – не переводить стрелки часов". Но всё труднее и труднее держать линию обороны на выдуманных позициях. Фронт всё ближе и ближе к кошельку всех россиян.

Прежде чем предлагать рецепты лечения, давайте посмотрим на показания градусника. Курс валюты – бухгалтерский градусник. Манипуляции с градусником вряд ли улучшат состояние пациента, но корректное снятие с него данных может подсказать направление лечения.

Первое и самое главное – в какую сторону движется ртуть градусника. Только в динамике имеет смысл обсуждать, хорошо это или плохо – ослабление или усиление курса национальной валюты. И ещё, надо чётко понимать, – замер температуры производится у больного или находящегося в спортивном напряжении организма? Известно, что симптомы марафонца на тридцатом километре и у человека в предынфарктном состоянии совпадают. А практические выводы должны быть разными.

Экономика России и экономика Японии – два разных состояния организма. Одно и тоже лекарство будет иметь противоположный эффект.

Принципиально различие может быть описано с помощью модели "бутика", на витринах которого периодически появляется надпись "Sale". Сезонно. Как только появляются весенние модели, зимние должны быть срочно реализованы, чтобы освободить пространства для новых продуктов и удержать внимание покупателя. Ключевой момент здесь – новая продукция. В данном случае она есть. Но чтобы её продвигать, необходимо учитывать, при каких издержках это возможно. При наличии конкурентного продукта можно играть с ценой.

Именно это и есть японская экономика. Продукт есть, но издержки его производства высоки, так как йена дорогая. Правильная политика – понижение курса йены с тем, чтобы освобождать складские помещения, становиться более конкурентоспособными на рынке схожих товаров, автомобилей, к примеру. В японской экономике не было проблемы ни с инвестициями, ни с золотовалютными резервами. Были проблемы с затратами на качественную продукцию.

Если взять российскую экономику, то здесь ситуация следующая. Основу экспорта представляют сырьевые товары, на цену которых курс рубля не влияет. Соответственно, пока никакого влияния нет и на объём возможной реализации

Кто выигрывает при снижении ценности национальной валюты в этой ситуации? Экспортёры, которые получают дополнительную прибыль за счёт снижения, к примеру, зарплат, которые выдаются в рублях. Плюс налоги легче платить, так как они также в рублях. Правда, встречно возрастут расходы на приобретаемое оборудование, которое в основной своей массе импортное. Баланс необходимо считать. Но пока сырьевики в плюсе, так как текущие затраты меньше капитальных.

Выигрывает государство, в расходах которого нет заметных импортных расходов, кроме обслуживания внешнего долга, который, правда, пошёл в гору, но до вершины ещё далеко.

Инфляция, которая идёт в паре с девальвацией – прекрасное средство против завышенных бюджетных обязательств. Так что ослабление рубля государством будет только приветствоваться. 

 

В отличие от населения, которое вынуждено будет приобретать на заработанный рубль несколько меньше импортных продуктов, которые сегодня составляют до 70 процентов его продуктовой корзины. Да и личная собственность – автомашина, квартира – упадут в цене.

Но это всё как бы пассивные участники истории. Так сказать, живущие сегодняшним днём. А что думают по этому поводу те, кто подумывает о завтрашнем дне и намерен предпринять активные действия, например, инвестировать?

Если по мере развития событий – продолжающегося падения курса рубля – активы падают в цене, то каждый инвестируемый рубль в российские активы будет приносить всё меньше и меньше долларов. При прочих равных условиях. А прочие равные условия – прибыль отечественных предприятий – также ухудшаются. Вкладываться в российские, то есть рублёвые активы становится всё менее выгодно. Но выгодно реализовывать то, что осталось. Какое-то время доедать.

И вот ключевой момент, который делает ясным, какой всё-таки выбор перед нами стоит. Некачественные товары даже на внутреннем рынке можно продавать только при снижении их цены. Продукты на колхозном рынке к вечеру дешевеют. При этом девальвация повышает стоимость конкурирующего импорта, а значит, в интересах производителей продукции невысокого качества.

Если же национальная валюта начинает укрепляться, то конкурировать низким качеством становится трудно. Либо надо политически давить на правительство с тем, чтобы оно поддерживало условия девальвации – "давило" на рубль с целью понижения его покупательной способности, – либо инвестировать (что легче при укрепляющемся рубле) в производство более качественных продуктов.

Вроде бы ситуация схожа с японской, как симптомы состояния марафонца схожи с симптомами человека с больным сердцем. Одно отличие: японская экономика устойчиво генерирует постоянный поток качественных товаров. И не нуждается во внешних инвестициях.

А для российского экономического организма приток иностранных инвестиций – вопрос выживания.

Бухгалтерский градусник – динамика соотношения курса валют – показывает нам, какие процессы протекают в экономике. Разумеется, мы заинтересованы в том, чтобы цифры на градуснике не поднимались выше 36,6, свидетельствуя о том, что организм здоров. То есть развивается реальная конкуренция, усиливается правовая защита прав собственности, всё более гибким становится рынок труда, приводится в порядок бюджет, наконец, снижаются поборы! И растут доходы от рублевых вложений.

Динамика курса национальной валюты даёт сигнал, какое состояние экономики в целом поощряет отечественное правительство – нацеленное на производство новых товаров или довольствуется тем, что есть. При "повышающейся температуре" потенциальным инвесторам даётся ясный сигнал - инвестировать в иностранную валюту или активы.

Это сигнал, что российские власти не настроены проводить политику стимулирования отечественного бизнеса. Государство настроено жить сегодняшним днём, и предлагает населению поступить так же. И куда нам тут деваться, кроме "обменника"?

 

 

Опубликовано также: Газета «Красноярский рабочий», 4.02.2014